Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/forum.gnostik.ru/htdocs/include/parser.php on line 738

Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/forum.gnostik.ru/htdocs/include/parser.php on line 738

Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/forum.gnostik.ru/htdocs/include/parser.php on line 738

Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/forum.gnostik.ru/htdocs/include/parser.php on line 738

Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/forum.gnostik.ru/htdocs/include/parser.php on line 738

Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/forum.gnostik.ru/htdocs/include/parser.php on line 738

Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/forum.gnostik.ru/htdocs/include/parser.php on line 738

1

Тема: Екатерина Дайс "Чехов как гностик"

http://www.topos.ru/article/7474

http://www.topos.ru/articles/1012/07_01_01.jpg

Нам, воспитанным в христианской культуре и живущим в постхристианской цивилизации, очень трудно бывает принять очевидную вещь, заключающуюся в том, что не все великие писатели и художники разделяли общепринятую мировоззренческую доктрину. Это легко понять диссидентам, следователям по особым делам, атеистам или верующим (в зависимости от религиозной атмосферы в обществе). Но людям, принадлежащим к определённому культурному космосу и следующим всем его правилам, трудно представить своего учителя в образе Другого.

Чехов – великий сатирик, драматург, милосердный врач – эти определения естественны. Но «Чехов как гностик» звучит абсурдно. Тем не менее, если обратиться к одному полузабытому рассказу писателя, гностическая ориентация русского классика станет самоочевидной.

Это небольшая вешь, «Рыбья любовь», написанная под таинственным псевдонимом «Человек без селезёнки», адекватного объяснения которому до сих пор не предложено. Второй по частоте у Чехова, данный псевдоним отсылает то ли к римским бегунам, которым удаляли этот внутренний орган для более быстрого бега, то ли к миролюбивости (в астрологии Марс отвечает за селезёнку), то ли к веселью, ведь селезёнка в английском тоже самое, что и «сплин» _ 1. Ни одна из этих версий нас не убеждает, но, вероятно, для Чехова данный псевдоним носил определённые смысловые коннотации, возможно, связанные с мифом. Так, в одном из рассказов этого условного цикла, «Ёлка», речь идёт о раздаче даров и напастей, висящих практически на мировом древе. В другом рассказе, «Самообольщение», участковый пристав грозится повторить подвиг Иисуса Навина, говоря о том, что может остановить солнце.

Заметим, что когда издатель предложил Чехову собрать небольшие зарисовки, созданные под псевдонимом «Человек без селезёнки» в книгу и предложил гонорар, на который тогда можно было купить небольшое имение, – писатель отказался. Возможно, он не хотел, чтобы, собранные в единый том, эти произведения обнажили его истинное отношение к официальной религии.

Не секрет, что гностикам в православной стране приходилось скрываться. Низовые формы проявления религиозной свободы (хлысты и скопцы) поддвергались серьёзным гонениям. И хотя до уничтожения целых городов, как в случае с европейскими альбигойцами, не доходило, лидерам этих движений приходилось претерпевать пытки и преследования. Во время жизни А.П. Чехова действовал закон «Об отпадении от православной веры». Гностицизм, считавшийся ересью, мог бы стать причиной не добровольного, а принудительного путешествия будущего русского классика на Сахалин.

Возникает вопрос – откуда черпал Чехов свои знания о гностиках? Возможно, ещё в гимназическое время он получил их от любимого всеми учениками протоиерея Ф.П. Покровского, который уже со средних классов вместо уроков Закона Божьего разговаривал с классом на литературные и политические темы. Именно он придумал Чехову его знаменитый псевдоним «Антоша Чехонте». Кроме того, «А.П. Чехов пользовался большой симпатией Покровского, который нередко приглашал его к себе и снабжал литературой, считавшейся тогда вредной для юношества» _ 2. Что это были за книги, мы не знаем, об этом остаётся только догадываться, но скорее всего книги были «вредными» не в моральном, а в идеологическом смысле. Известно, что Ф.П. Покровский скрывал в своём доме молодых революционеров.

Итак, «Рыбья любовь». Уже в самом названии присутствует явная насмешка над христианством. Призыв любить ближнего своего как себя самого и общая доктрина христианской любви, вкупе с одним из символом Иисуса Христа – рыбой (ихтиос), несомненно, подразумевают комический эффект.

Первая же фраза рассказа усиливает этот эффект: «Как это ни странно, но единственный карась, живущий в пруде близ дачи генерала Панталыкина, влюбился по самые уши в дачницу Соню Мамочкину». Нас здесь интересует эта дачница, чьё имя, состоящее из двух уменьшительных, отсылает к гностической Софии.

Согласно самому популярному гностику, Валентину, София принимала непосредственное участие в создании космоса. «Виновником дальнейшего космогонического процесса является последний эон – София, у которой рождается страсть объять, постигнуть величие Отца. Это становится причиной ее выпадения за пределы Плеромы и происхождения мира. Став "матерью" всего сущего, София вместе с тем явилась и матерью Христа, которого родила, "вспоминая о лучшем", сообща с некоей "тенью". Христос отсек от себя тень и вошел в Плерому. Из-за этого его поступка мать лишилась духовной сущности и произвела на свет другого сына – Демиурга или правого архонта, а также и левого князя или Диавола. София, будучи матерью Христа, Демиурга и Диавола, т. е. представителей мира пневматического, психического и хтонического, таким образом является матерью всего созданного _ 3».

Последующие фразы рассказа переводят действие из сферы профанной в область мифа, уподобляя любовь карася любви демона и античного Бога (напомним, что под личиной лебедя, упомянутого в самом начала рассказа «Рыбья любовь», в мифе скрывался Зевс). «Впрочем, что же тут странного? Влюбился же лермонтовский демон в Тамару, а лебедь в Леду...», говорится в «Рыбьей любви».

Осознав бесперспективность своего чувства, карась решает умереть, причём приняв смерть от рук любимой. Он хватает наживку, но Соня неумело дёргает удочку и карась лишается губы. В результате рыба сходит с ума, принимает за Соню молодого поэта Ивана Крысина, «нежно» целует его в спину и заражает поэта пессимизмом. Поцелуй рыбы играет здесь поистине мистическое значение, поскольку меняет природу человека, делает его пессимистом. Эту эстафету Иван несёт и дальше, в рассказе говорится о том, что «через несколько дней он поехал в Петербург; побывав там в редакциях, он заразил всех поэтов пессимизмом».

Итак, рассказ, повествующий о любви карася к Соне Мамочкиной, может быть рассмотрен в качестве космогонического мифа, главными действующими лицами которого являются влюблённый карась (травестийный Иисус), Соня (София-мать всего сущего) и поэт, которого, случайно приняв за дачницу, карась целует в спину. Причём поцелуй этот, вне всякого сомнения, отсылает к «неприличным поцелуям _ 4», или поцелуям ниже спины, которые практиковали, по мнению инквизиции, рыцари-тамплиеры, также заражённые гностицизмом.

Для каждой религии возможно подобрать общее психологическое соответствие. Религии могут быть аутистичные – «всматривающиеся в свой пупок», паранойяльные – объявляющие войну неверным, синтонные – внушающие, что всё будет хорошо, и депрессивные, считающие весь мир тюрьмой.

Гностицизм в широком смысле связан с депрессивным (пессимистическим) взглядом на мир, ведь последний создан и управляется, по мнению гностиков, злым и неразумным Демиургом. Представление же о том, что Бог благ и всемогущ, более способствует синтонному, оптимистическому мировозрению.

В театральной рецензии на постановку Марком Захаровым чеховской пьесы «Чайка» А. Дугин пишет о спектакле в спектакле, который, на его взгляд, получился в этой версии классического действа _ 5. Пара Заречная-Треплев противостоит паре Аркадина-Тригорин так, как будто в традиционный для Чехова мир русской интеллигенции внедрён гностический мир Мережковского. Критик прямо называет Заречную одним из архонтов, Софией Ахамот, а Треплева – поэтом-гностиком, воспевающим свою Прекрасную Даму. Но основная мысль, которую подчёркивает А. Дугин, состоит в том, что это чуждый мир, внедрённый в чеховский дискурс, противостоящий самой природе Чехова.

На наш взгляд, это не так. Судя по содержанию рассказов, созданных под псевдонимом «Человек без селезёнки», Чехов через всю жизнь (возможно, ещё с гимназических лет, воодушевлённый своим учителем-протоиереем) пронёс гностическое мировоззрение, скрывая его под маской лёгкой иронии и горького сарказма.

_______________________________________________________________

Примечания
См. Радзишевский В. "Антоша Чехонте – человек без селезёнки" // Литература. №2, 1993; Кошелев В. «Человек без селезёнки» // Литература. №16, 2005 / http://lit.1september.ru/2005/16/8.htm
Злыгостева Н.А. Дом Ф.П. Покровского / http://apchekhov.ru/books/item/f00/s00/ … t016.shtml
Поснов М.Э. Гностицизм II-го века и победа христианства над ним. Фрагменты из книги / http://gnosticizm.com/articles/art7.htm
Haag M.The Templars. History and myth. London, 2008. P. 218.
Дугин А. Двухголовая чайка Марка Захарова. // Дугин А. Тамплиеры пролетариата. М., 1997 / Арктогея. Философский портал. http://www.arcto.ru/modules.php?name=Ne … mp;sid=101

...И он улыбнулся и сказал мне: "Душа, в которой сила станет больше духа обманчивого,
- она сильна, и бежит от лукавства, и попечением нерушимого спасена, и взята в покой эонов".

Апокриф Иоанна